X
24.02.2024

Моя Ясенская

НОВОСТИ ЕЙСКОЙ ПРЕССЫ

   Какими были жилища первопоселенцев станицы Ясенской, прибывших  в 1873г. на не обжитое место на запряженных волами телегах?

    Вероятнее всего, казаки строили землянки и лачуги из дерна, которые еще не так давно можно было увидеть в п. Ясенская Переправа. Для их постройки нарезались цельные  кирпичи из сухой травы с окаменевшей от жары землей. Глинобитные и турлучные хаты не имели  фундамента, были очень маленькими, с крошечными окошками. Стены возводили на растворе из глины и песка. Главное — крыша над головой и печь, которую топили кизяками, хворостом и дровами. Стены домишек возводили из палок, веток, заполняя пустоты глиняным раствором, а после высыхания мазали смесью глины с порезанной травой. Сухие стены белили известью. Крыши крыли камышом. Полы, т.н. «доливку» делали из раствора глины и воды с добавлением небольшого количества конского навоза для эластичности. Полы и печь хозяйки держали в порядке, ремонтируя, подмазывая и подбеливая каждую неделю.

2024-01-22_054350

     Дома первых ясенских поселенцев  не могли быть саманными.  Процесс изготовления самана был долгим и трудоемким, требовал огромного  количество глины и соломы, но главное — воды, которую, скорее всего, для этой цели брали из Горькой балки, разделявшей станицу на две части.

Нужно было рыть дворовые  колодцы, определив место залегания воды. Так до 1970г. на огромном подворье Телеги Василия Антоновича по ул. Ейской 39 было два глубоких колодца с технической водой, пригодной лишь  для полива и приготовления корма птице и скоту. Семья же пила дождевую воду, что поступала в цистерну с крыши дома через водоприемник. Опустевшая цистерна регулярно чистилась-мылась и проверялась на отсутствие трещин во избежание утечки воды и контакта с почвой. При долгом отсутствии дождей за подвозкой воды обращались в колхозную пожарную охрану. Полная  пожарная автоцистерна заливала воду через развернутый пожарный рукав. С этой проблемой можно было обратиться к конным водовозам, развозившим воду по полям, или договориться с водителем молоковоза.

     Так было до появления в станице артезианской скважины и водонапорной башни. В начале 1980-х в станицу пришла вкусная мягкая вода, появились первые уличные водоколонки. Первая скважина и водонапорная башня в Ясенской появились в конце 50-х, начале 60-х. Основная магистраль была проложена от водонапорной башни, которая располагалась в 1.5 км к югу от окраины станицы, по ул. Красной в самом центре, между ул. Толстого и Ленина. Была построена водораздаточная будка с раздаточным краном внутри. В самой  будке сидела женщина, отпускавшая воду в ведра, она же принимала оплату. Изначально вода отпускалась платно,  цену уже не вспомнить. Долгие годы на месте снесенной будки стояла колонка с кружкой на цепи,  из которой все желающие пили воду. Цепь использовалась как защита от выпивох. Скважина работает и по сегодняшний день, обеспечивая водой население. От этой первой магистрали и началось постепенное строительство водопровода по улицам станицы, сначала с установкой водоразборных колонок на улице, а впоследствии и заведением водопровода во дворы. За воду платили в кассу колхоза символическую плату. Один рубль со двора в месяц, 12 руб. в год, независимо от расхода воды. Счетчиков учета  не было, но многие жители не оплачивали  и этот мизер. Оказывается, мы не подозревали, что живем  при  коммунизме. В Ясенской всегда использовалась вода только из местных скважин, на данный момент их три. Постепенно уличные водоколонки исчезли, т.к. население стало проводить воду во дворы.

                                              САМАН

-1940-е. Саманные дома возводились на глиняных фундаментах глубиной не менее одного метра.

-1950-е. Фундаменты при строительстве стали заливать раствором из цемента с песком-ракушкой.

 -1943-45гг. Согласно Похозяйственным книгам каждое хозяйство имело дом постройки около  1890-х годов и один сарай.

-1946г. те же самые  дома проходят выстроенными в 1918г.

  1970-е. Жизнь налаживалась, теперь практически в каждом доме уже была отдельно стоящая летняя кухня. Из самана стали строить теплые курятники, крытые камышом.  Летние кухни уже были практически в каждом дворе. В них готовили еду по окончанию «отопительного сезона», а некоторые и зимой. А главное, в дровяных печах круглогодично выпекали хлеб. С наступлением лета во дворах под открытым небом дымили кирпичные печки «кобыци». К 1970г. станичники часто использовали вместо них керогазы, что позволяло экономить дрова и время.  А к 1968г. у многих появились газобаллонные установки. Баллоны заправляли централизованно в г. Ейске.

Молодожены начинали совместную жизнь со строительства собственного дома. Стартовым капиталом выступали подаренные на свадьбу деньги. С выделением мест под строительство особых проблем не возникало. В станице было много «свободных планОв». Часто это были хозяйства с травой в рост человека и развалившимися саманными  домами. Их прежние владельцы — казаки, объявленные властью 40-50 лет назад  кулаками, бандитами и эксплуататорами, в станицу из дальних краев уже не вернулись.

  Саман на строительство делали в один заход, его должно было хватить на дом и летнюю кухню, примерно 1200-1500 шт.  Технология изготовления самана осталась неизменной до наших дней.  Технический прогресс позволил частично заменить ручной труд: гусеничный трактор с узкими гусеницами измельчал глину, воду доставляли автоцистернами. Готовую солому привозили огромными тюками, оставалось  ее только порезать.

2024-01-22_054511

2024-01-22_054545

2024-01-22_054555

2024-01-22_054615

2024-01-22_054627

2024-01-22_054647

2024-01-22_054658

     Семья объявляла дату изготовления самана, как правило — в выходной день, оповещались и приглашались родственники, соседи, знакомые. Отказов практически не было, приезжали помогать и из других станиц: взаимовыручка в строительстве  и повод повидаться с огромной родней.

    Заранее расчищался «план» под строительство, где, как правило, уже был готов глиняный фундамент-замОк под дом. Глубина его  обычно не превышала один метр. Накануне завозилась глина, как минимум 10 современных грузовиков, огромные баки заранее наполнялись водой, довозили при необходимости  автоцистерной. С утра кипели котлы, всех прибывших нужно было кормить и поить.

Во всю ширину улицы, от тротуара и до  тротуара, была насыпана глина. Разбивали куски, поливали водой, добиваясь хорошего смачивания. Вокруг глины раскладывали нарезанную солому и сухую траву. Без соломы саман не мыслим: потрескается при сушке на солнце, не будет монолитом. Мужчины, стоявшие по кругу, вилами подбрасывали солому в хорошо раскисшую глину, постоянно подкидывая ее от краев к центру, перемешивая. И тут начинался сам замес. Как правило, была пара коней, один с наездником, другого водили под узду. Народ, кто в сапогах, что было редкостью, т.к. не у всех они были, остальные — босиком; ходили по глине, старательно размешивая ее ногами. Дети помогали с радостью, можно пачкаться сколько угодно, а потом сидеть за общим столом вместе со взрослыми.

   Саманный замес необходимо было полностью выработать за один день во избежание  окаменения на солнце. Ведь, чтобы разбить его, придется применять гусеничный трактор для измельчения, заливать водой, начинать все сначала.

 Когда замес достигал нужной консистенции, начиналось формование самана. Деревянная конструкция на две большие ячейки называлась «СТАНОК», имела с двух сторон ручки и напоминала носилки без дна. Станок смачивали водой, плотно наполняли готовой глиносоломенной смесью, формируя саман и резко поднимали. Два самана оставались на земле, рядом возникала новая пара. И так до полной выработки смеси. Сразу же подчищали неровные края.  Сохнущим саманом могло быть занято полдороги вдоль квартала, ее обочины, сам план. Выработав весь замес, все мылись прогретой на солнце водой и садились за длинный деревянный стол с лавками, начинался пир. Отдыхали, пели песни, а как без них, желали добра застройщикам.

Саман сох-каменел под жарким солнцем. Главное — избежать дождя, пока сохнет плашмя. Высохший саман хозяин переворачивал на другую сторону. Сухой с обеих сторон ставился для дальнейшей сушки на «ребро», после чего укладывался в шахматном порядке в своеобразные «пирамиды», что обеспечивало равномерную сушку и проветривание. И все это на улице, никто не воровал, даже дети не озорничали, понимали всю серьезность процесса. Готовый саман имел размеры 50х35х15, весил около 15-20 кг каждый, благодаря соломенной связке не имел трещин .

При возведении стен саман  укладывали плашмя. Раствор готовили из глины, воды и ракушечного песка, благо до моря в п. Шиловка было всего 5 км. Больше трех рядов за один раз не клали, т.к. кладка «была живой», могла «уйти», мастер чувствовал ее руками. Толщина шва была 1—1.5 см.

2024-01-22_054427

  Когда стены дома были сложены, делали чердачное перекрытие и крышу. Устанавливали деревянные сволока-балки, снизу подбивали потолочные доски, на которые  прибивали ромбы обрешетки, что позволяло «схватиться»  дереву и раствору. На чердачное перекрытие укладывался сухой камыш слоем 10 см, что делало его более легким. Одновременно клали одну или две печи в зависимости от размеров дома, сооружали дымоходы и вертикальную трубу «дымарь».

      И снова объявляли сбор, на этот раз «накладывать  горище» и мазать хату. Горище — это чердак. Требовалось много сильных рук. Снова в огромных количествах готовили замес. Раствор ведрами подавали через дверные и оконные проемы, накладывали и «гладили» специальной доской с ручкой. Такая смесь, высыхая, каменела, гарантировала от потерь тепла, защищала от появления  мышей.

При первой мазке ставились на свои места оконные и дверные лутки. Хата «мазалась» (штукатурилась) одновременно изнутри и снаружи. Работали с настилов, лестниц. За один день справлялись не всегда. Пир в обед и по окончанию трудной работы был обязательным.

    После высыхания первой штукатурки, спустя некоторое время,  процесс повторялся, «мазали» начисто. Замес готовился без соломы, с песком, для пластичности в раствор добавляли конский навоз. Полы в доме уже давно не были «доливкой», разве что в летних кухнях. В полностью оштукатуренных домах делали полы. Постепенно глиняную доливку стали покрывать строительным рулонным толем, сверху красили в два слоя масляной краской. А потом перешли к деревянным полам.

Саманный дом был очень теплым зимой, прохладный летом. Требовал постоянного ухода, текущего ремонта сколов и трещин, побелки. Позже у готовых саманных домов стали делать выступающий цоколь, что оберегало штукатурку и фундамент от подмывания дождями.

   В 1980-х в свободной продаже появилась ДВП — древесноволокнистая плита. Ясенцы стали оббивать ею саманные дома. Сверху грунтовали и красили масляной краской, это позволило упростить уход за домом, улучшить его сохранность.

2024-01-22_054442

   С ростом благосостояния у станичников появилась возможность покупать колхозный кирпич. Одни стали возводить полностью  кирпичные дома. Хозяева же саманных стали реконструировать свои дома, обкладывая наружные стены кирпичом. Зная превосходные свойства самана, многие и сейчас возводят  стены комбинированными. Выполняется более широкий фундамент под дом, делается наружная кирпичная кладка  шириною в один кирпич вместо полутора по норме, т.е. 25 см. А затем на выступе фундамента внутри дома делается саманная кладка. Лишь в этом случае саман кладется  на «ребро», и саманная  кладка к кирпичной крепится стальной проволокой. Далее следует старая добрая глиняная мазка дома изнутри в два этапа.

Саман в станице перестали делать в 1990-х. Первая причина- невозможность собрать большое количество людей, вторая-

    Сейчас можно встретить объявления о продаже б/у самана, его не торопятся выбрасывать, применяя в строительстве повторно.

                     КИРПИЧ

     Кирпич для жителей ст. Ясенской до Революции 1917г. изготовляла казачья семья Солод, устроив в поселке Шиловка небольшой завод. Он сохранился на старых картах и в воспоминаниях родственников и станичников.  Производство старинного кирпича без обжига в печи было невозможным. Если только сушить на солнце — появятся трещины, кирпич не выдержит погрузки и ударов. В глиняный раствор для связки обязательно добавляли сухую резаную траву, сгоравшую при обжиге бесследно. Это улучшало качество, придавало пористость и уменьшало вес кирпича. Сейчас такая технология не применяется. При изготовлении монолитного кирпича траву не добавляли. Главу огромной семьи Солод, предупредили ночью о готовившемся наутро раскулачивании со всеми вытекающими последствиями. Не дожидаясь утра, мужчины на конях помчались на Шиловку, разрушили печи вместе с кирпичем, уже готовый перевезли до утра в Ясенскую. Властям объяснили, что планировали каждому сыну с семьей построить отдельный дом. От высылки спасло не всех! Потомки Солод до настоящего времени живут в станице.

В 1970-х практически рядом с некогда существовавшим заводом Солодов колхоз построил маленький кирпичный завод для собственных нужд и обеспечения потребностей колхозников. Глины, песка, ракушки и воды на Шиловском берегу — не меряно. Раствор месила ходившая по кругу лошадь, формовали кирпич вручную, позже появились прессы и сушильные сараи. Просуществовал завод до 1990-х.

         

Фото по изготовлению самана в станице Ясенской авторы не располагают.

В иллюстративных целях и с благодарностью  использованы фото из личного архива жителя ст. Камышеватской Жука Василия Васильевича, умершего 30.08.2019г. https://ok.ru/profile/535339407588

Источник: «Деловой Ейск» deleysk.ru

Полезная информация о Ейске: Путеводитель по Ейскому курорту, Телефонный справочник Ейска